Личный блог Алексея Каныгина Размышления о насущном

14.08.2016

Программа развития РВК

Filed under: Проблемы России — admin @ 12:57 пп

схема

Предлагая программу на 2017 — 2020 годы, хочется в первую очередь проанализировать деятельность РВК в предыдущие годы, отметить достижения и недостатки.

Согласно отчету РВК за 2015 год «деятельность РВК была сосредоточена на решении двух задач: на создании условий для привлечения частного капитала в развитие инновационного предприни­мательства в России и формировании необходимой для этого инфраструктуры».

Создание инфраструктуры является одним из направлений создания условий для привлечения капитала, поэтому можно сделать вывод, что экономическое направление было приоритетным.

Но согласно того же отчета «В 2015 ГОДУ ДОХОДЫ РВК СОСТАВИЛИ 2 543,5 МЛН РУБЛЕЙ,

В ТОМ ЧИСЛЕ 2 515 МЛН РУБЛЕЙ ОТ РАЗМЕЩЕНИЯ ДЕНЕЖНЫХ СРЕДСТВ НА ДЕПОЗИТАХ В БАНКАХ, ВЕДУЩИХ ПРОГРАММЫ ПО ПОДДЕРЖКЕ МАЛОГО И СРЕДНЕГО БИЗНЕСА». То есть доход от деятельности, связанной с венчурным инвестированием, составил всего 28,5 миллионов, или 1,12% от совокупного годового дохода.

Создается ощущение, что даже для РВК проще вложить  деньги под процент в банк, чем развивать венчурный рынок в России. И в этой связи, возникает несколько вопросов. Когда мы говорим об инфраструктуре рынка венчурных инвестиций, то какая инфраструктура уже создана, и какой она должна быть в идеале? Что еще остается недоделанным, каких элементов инфраструктуры еще пока не хватает? По подобной схеме также можно спросить – какой должна быть в идеале законодательная база?

Однозначного ответа на этот вопрос не может быть в принципе, есть некие комплексные схемы, сложившиеся в США, Европе, Израиле или Китае, и можно только сравнивать собственное положение с венчурными рынками за рубежом. Но говоря об отличии России от ситуации с развитием венчурного рынка за рубежом, мы все равно берем за основу опыт Израиля и США. Так мы будем постоянно в хвосте этой очереди. Нам нужно нечто самобытное, неординарное.

В деятельности РВК можно отметить некую бессистемность, отдельные действия выполняются на хорошем профессиональном уровне, но нет некой связности, это больше похоже на принцип – давайте делать полезные и правильные вещи, вдруг что-то из этого даст хороший результат.

Говоря о привлечении капитала, о развитии инфраструктуры, о положении «над рынком», РВК, тем не менее, стала частью рынка, одним из крупнейших игроков. Венчурный рынок в России уже невозможно представить без РВК. Компания самостоятельно отбирает инновации, инвестирует деньги, старается это делать на основании мирового опыта, делится этим опытом, но по большому счету закопалась в текущей деятельности. Есть такая поговорка «за деревьями леса не видно». Ведь даже в данном конкурсе на замещение вакансии генерального директора РВК, в качестве основных критериев должны быть навыки и опыт руководства венчурными фондами, желательно с зарубежной юрисдикцией. Не нужны ни юристы, ни макроэкономисты, ни системные государственники, старые принципы деятельности РВК перезакладывается в будущего генерального директора с теми же ошибками и допущениями на системном уровне, на котором деятельность РВК осуществлялась и раньше.

При этом юридическое и законодательное сопровождение деятельности венчурных фондов в России по-прежнему остается одним из самых некомфортных в мире. Стоимость привлечения капитала так же одна из самых дорогих в мире. Это конечно не компетенция РВК, но в план действий обязательно надо вносить пункты по работе с органами государственной власти РФ по внесению изменений в эти направления государственной политики. Ведь это не только РВК выгоднее размещать деньги в банках, многие потенциальные инвесторы предпочтут свои свободные деньги положить в банк, чем дать им возможность работать на рынке венчурных инвестиций.

Потом, говоря о планах по развитию РВК на 2017 – 2020, надо отметить, чем же Россия выгодно отличается от многих других стран, какие у нас есть преимущества? У нас высокий уровень образования, очень изобретательные люди. Но не все наши Кулибины и Левши могут пробить себе дорогу для развития своих идей, нам необходимо: во-первых, найти их, а во-вторых, дать им максимально комфортные условия для реализации их интеллектуального потенциала.

В целом, и у нас в стране, и за рубежом, венчурный рынок предъявляет достаточно высокие требования к изобретателям и инноваторам. Они должны и изобретения придумывать, и сами их упаковывать в формат коммерческого проекта. А в случае нахождения финансирования, еще и сами организовывать работу по реализации проекта. В целом, они вынуждены прикладывать довольно непрофильные усилия. Не все это смогут, будучи компетентными и способными к изобретательству, они могут оказаться беспомощными в вопросах коммерческой реализации проекта. А вопрос всего лишь в разделении труда. Одни изобретают, другие реализуют. Поэтому в качестве первого предложения, хочется предложить организовать  биржу идей и инноваций. Шаг в целом далеко не нов, подобные площадки есть и сейчас, но создание подобной платформы под патронажем РВК даст хороший вес проекту и будет еще одним шагом по пути развития инфраструктуры венчурного бизнеса, а возможность переключения языка интерфейса, даст возможность говорить о международном статусе проекта. В целом это логичный и последовательный шаг, разделяющий сферы изобретательского и экономического сообществ.

Сейчас все венчурные фонды или бизнес-ангелы самостоятельно ищут инновации, и изобретатели подчас рассылают свои предложения сразу в десяток адресов – вдруг кто заинтересуется. Идея централизовать все это и собрать на одной площадке с одной стороны – идеи и предложения, с другой – венчурные фонды и бизнес ангелы просится сама собой.

Но это скорее второй шаг, прежде чем что-то продавать, надо еще это что-то разыскать. В нашем случае идеи и  инновации генерируются людьми, изобретателями. Как мы с ними работаем? Достаточно высокомерно. Они должны побегать и за РВК, и за другими венчурными фондами или бизнес-ангелами с уже готовыми бизнес-проектами. А инвесторы отмахиваются от назойливых изобретателей, как от мух, мол, вас много, а я один, на всех денег все равно не хватит.

Сейчас РВК самостоятельно рассматривает инновационные проекты, и в этом нисколько не отличается от десятков и сотен других венчурных компаний и бизнес ангелов. Методика отбора – типичная для рядовых участников венчурного рынка, отличается лишь персональными качествами участников экспертного совета. Отношение к изобретательскому сообществу также сводится к установлению барьеров, которые перепрыгнут только самые изворотливые.

Предлагается поменять это отношение. Изобретательское сообщество – это поляна, которая пока дает какие-то плоды, но которая вскоре иссякнет, ее надо постоянно удобрять, заботится, оказывать содействие в организации и развитии будущих коллективов инноваторов. А систематизировать и оценивать их потребности и перспективы дальнейшего роста, можно через еще один инструмент – специализированную социальную сеть инноваторов и изобретателей. Это уникальное предложение, нигде в мире пока так к изобретательскому сообществу не относятся. Россия в целом, и РВК в частности, могли бы создать очень серьезный прецедент для поддержки и развития идей на самых ранних этапах. Плюс это опять развитие инфраструктуры, причем это системный шаг, это не просто еще один фонд, это настоящее эволюционное развитие вперед.

Причем фундаментальными исследованиями в венчурном инвестировании никто не занимается – это длинные деньги с очень трудно прогнозируемым результатом. Этим занимается министерство науки и образования. Это с одной стороны кладовая инноваций, ведь именно научные организации могли бы быть промышленными рудниками по добыче полезных изобретений, но с другой стороны у РВК никогда не будет полномочий по управлению в этой сфере, это совершенно разные структуры. И именно социальная сеть позволит воспользоваться потенциалом профессиональных ученых. Их идеи могут быть предложены через сеть инноваторов инвесторам.

Оба предложенных проекта – и биржа идей, и сеть инноваторов,  должны со временем стать единым проектом. Так ранее поставленный вопрос о том, что продавать на бирже идей, решается собственно сетью изобретателей. Они в качестве основного продукта своего труда предлагают идеи. И здесь надо отметить один очень интересный вывод — следуя принципу разделения труда, на первом месте должен быть изобретатель, далее должен быть менеджер – организатор коммерческого проекта, и на третьем месте инвестор. Вся проблема в том, что роль и функции  менеджера – организатора делят между собой либо изобретатель, либо инвестор. Но это трехступенчатая структура, а если добавить эксперта, анализирующего проект, то и четырех. И получается, что изобретатель, со своей стороны, хочет продать голую идею, не вдаваясь в подробности как организовать производство. Инвестор тоже не хочет влезать в производство, контролируя инвестиции по экономическим показателям. И той, и другой стороне, крайне важен хороший менеджер — хозяйственник, который сможет взять с одной стороны идею, с другой финансовые ресурсы, и соединить их в коммерческом предприятии. А еще хорошо бы иметь профессиональных экспертов, которые оценят проект на начальном этапе, и смогут выступить в роли аудиторов на этапе реализации.

А отсюда возникает необходимость создать школу корпоративного управления, причем говоря о школе надо разделять процесс обучения и профессиональную деятельность по развитию инновационных проектов. На выходе мы должны получить еще одно сообщество,  третье — управленцев. Проекты, которые находятся в предпосевной и посевной стадиях требуют профессионального менеджмента. Инвесторам надежнее работать с профессиональными управляющими, нежели с кое-как сделанными из изобретателей менеджерами. Да и изобретателям будет проще, если организацией производства займутся профессионалы.

Но основное преимущество данного предложения заключается в том, что все это можно сделать саморегулирующимся в рамках одного глобального проекта. Это будет крупный прорыв в развитии венчурной отрасли — привлечь общественность, создать сеть инноваторов и изобретателей, причем первичную аналитику идей и проектов возложить на саму сеть. Ведь произойдет взрывной рост предложений, ни РВК, ни какая другая компания не сможет просеять «тонны словесной руды»,  как говорил Маяковский. Первичный уровень рассмотрения предложений осуществляется наиболее профессионально развитыми участниками самой сети, сгруппированными по сфере интересов и имеющемуся образованию. Каждый может попробовать себя в роли эксперта. Большое значение уделяется статистике, оценивается как предложение, набравшее или не набравшее определенное одобрение, так и степень участия в выдвижении предложений и их обсуждении каждого участника сети. Организация сети, помощь в создании и развитии самоорганизующихся коллективов, должна лечь на РВК.

Сейчас очень активно развивается направление «народности» экономики. В частности, многие проекты, не сумевшие найти одного инвестора «на все», тем не менее собирают средства через краудфандинг или краудинвестинг. Там где РВК пытается найти  немногих партнеров среди крупных фондов и бизнес-ангелов, можно было бы параллельно запустить проект по привлечению большого количества частных мини-инвесторов.

В качестве примера хочется привести краудинвестинговую платформу simex.global, которая уже реализует на практике ряд указанных выше предложений:

  1. Предварительный анализ предложенных проектов проводит само сообщество инвесторов самостоятельно. Нет необходимости тратиться на экспертизу проекта. Все рискуют исключительно своими собственными средствами.
  2. Прошедшие предварительный отбор проекты размещаются на краудинвестинговой платформе не целиком, а долями по 100-1000 рублей. Данные доли в ходе реализации проекта могут увеличиваться в цене или уменьшаться, их можно в любой момент купить или продать другим участникам.
  3. Введено собственное юридическое определение доли, как право требования.
  4. Использование «народного» финансирования, когда один крупный инвестор заменяется сотней или даже тысячей соинвесторов, принцип – «с мира по нитке, голому рубаха».
  5. Диверсификация инвестиций для участников. Инвестор не кладет все яйца в одну корзину, а может распределить имеющиеся средства на несколько проектов.
  6. При минимуме затрат на организацию площадки, мы получаем автономное, саморегулирующееся сообщество инвесторов и инноваторов.

Смасштабировав данный проект на уровень вверх, мы могли бы предложить форму торговой площадки, на которой вместо, а можно и вместе с частными инвесторами, работали бы венчурные фонды и бизнес ангелы.  Но в схеме работы Simex все равно есть одна общая для всей венчурной инфраструктуры сложность.  О ней уже говорилось — авторы проектов становятся менеджерами, и методом проб и ошибок вырабатывают в себе навыки успешных коммерческих управляющих.

И здесь отдельно стоит сказать о сообществе менеджеров. Предполагается, то менеджер входит в проект на начальной стадии, развивает его, и выходит из него с продажей проекта (выходом). Кто-то останется в проекте и дальше, в этом случае он перестает быть частью сообщества. Те же менеджеры, которые отработали и освободились, получают оценку своего профессионального уровня. Со временем выстроится определенная иерархия менеджеров – по опыту, по эффективности, по специализации проектов.

РВК получила функции проектного офиса НТИ. Серьезное развитие НТИ потребует кроме инновационных идей, профессиональных менеджеров. Если в рамках НТИ планировать крупное расширение производственной базы, то возникает вопрос будущей собственности создаваемых предприятий. Для предотвращения коррупции и увеличения экономической эффективности, и учитывая, что для дополнительной эмиссии денежных средств государство практически не тратится, а на средства эмиссии создаются новые предприятия, права собственности полностью или частично надо передавать лицам, занимающимся практической реализацией проекта.

Все так называемые чудеса экономического роста – при Екатерине второй, при Сталине, южнокорейское экономическое чудо и т.д., имели в своей основе крупную денежную эмиссию, которая сразу же инвестировалась в средства производства, инфраструктуру, недвижимость. Увеличение объема денежной массы не приводило к инфляции, так как она связывалась увеличением совокупной стоимости всех активов, вовлечением в экономическую деятельность большого числа людей.

Сейчас в России монетарная экономика, тогда как во всех развивающихся странах используется кейнсианская экономическая система. Отличительной чертой кейнсианства является низкая процентная ставка по кредиту. Деньги становится невыгодно держать в банках, а выгодно инвестировать в развитие производства. Удешевление стоимости кредита приводит к увеличению спроса, а что бы капитал не утекал за рубеж, предложение должно быть так же на основе национального производства.

Таким образом, решая глобальную задачу создания новых мощных производственных кластеров, необходимо решить задачу внутреннего спроса. По каким категориям товаров рубли вынуждены обменивать на валюту для приобретения иностранных товаров? Насколько эта потребность может быть реализована на производственных мощностях, расположенных в России.  Но на одном внутреннем спросе далеко не уехать. Основной импульс экономического роста возникнет на экспорте товаров и услуг. Поэтому далее  необходимо определиться с потребностями, которые мы могли бы удовлетворить у иностранных потребителей.

Одна из важнейших проблем РВК заключается в противоречии – необходимо решать глобальную задачу развития венчурного рынка, а в рамках офиса НТИ еще более глобально – развития инновационной экономики, имея для этого очень ограниченные ресурсы, как материальные, так и административные. Предложенный комплекс мер позволит выйти за рамки имеющихся ограничений, вовлечь в работу широкие слои населения как у нас в стране, так и за рубежом. Создаст новые прецеденты мирового уровня.

Мы готовы взяться за решение этих сложных задач. У нас есть хорошая команда, коллектив единомышленников, умеющих принимать нестандартные решения в трудных условиях.

Powered by WordPress