Пространство смыслов Алексея Каныгина Размышления о насущном

29.04.2022

Четыре уровня мышления.

Filed under: Философия — admin @ 2:07 пп

Многие люди думают, что они умеют думать, что в этом такого? Но, боюсь, что это не так. Давайте постараемся разобраться – что такое думать? Может быть, разные люди разные процессы называют одним словом, не различая детали?

Отрефлексировать состояние своего мышления довольно сложно, потому что мы оцениваем его уровень, пользуясь тем же самым мышлением. Надо разотождествить себя со своим мышлением, посмотреть на него со стороны, одновременно увидеть себя – «думающего», и себя – «наблюдающего».

Вот буддисты, которые много времени проводят в медитациях, хорошо разделяют состояния ума на обезьяний ум, и слоновий. Обезьяна – подвержена возбуждению, прыгает с ветки на ветку, что символизирует непостоянство мыслей, их постоянному переключению, их зависимости от эмоций. Это очень поверхностный уровень мышления, он полностью обусловлен внешними факторами, чреват попаданием в ловушки сознания, бегу по кругу, «залипанием» на какой-то проблеме.

Слоновий ум более медленный неторопливый, позволяет хорошо продумывать проблему благодаря своему спокойствию и основательности мышления, но для этого надо уметь не отвлекаться на обезьяну, на информационный шум, срывающий мышление снова в режим обезьяньего ума. А для этого нужна сосредоточенность, рефлексия своего мышления.
В буддизме есть практика Шаматхи, позволяющая достичь ясности ума, насчитывающая 9 ступеней поэтапного перехода к душевному спокойствию «умиротворенного пребывания», но я бы это «мышлением» не назвал. На мой взгляд, страны с буддизмом, в качестве основной религии, никаких особенных технологических достижений не показали. Развитие там сводится к умиротворению и бездеятельности, а это, на мой взгляд, тупик в развитии. Формы мышления они различили, но никаких выводов для деятельности не сделали, а на индивидуальном душевном спокойствии далеко не уедешь. Поэтому вернемся к европейской традиции мышления.

А у нас основой мышления – как раз является проблематизация! Её усиление, отягощение, детализация. А иначе нет никакой серьезной необходимости думать, пока проблем нет, можно и не напрягаться. Все технологии мышления – и оргдеятельностные игры Щедровицкого, и знаниевый реактор Переслегина, и постановка задачи в ТРИЗе, всё начинаются с проблематизации. С вопроса – какую задачу (проблему) мы должны решить?

И здесь на помощь приходит классическая логика Аристотеля, описывающая Понятия, Суждения и Умозаключения.
Первый уровень, на котором по определению находятся все люди – это уровень Суждений. Обычные люди спорят суждениями, это самая простая форма мышления, которая выражается в высказывании своего мнения. Причем это мнение только условно можно назвать своим, фактически это чужие мысли, просто осевшие в сознании данного человека и передаваемые им дальше.

Для этих людей характерно поведение, когда в ходе общения ваш собеседник слышит знакомое слово, и выдает в ответ всё, что он про это когда то слышал, видел или читал по этому поводу. Подается это с видом «вот посмотрите — какой я эрудированный, сколько всего знаю». Но фактически это — полевое поведение, «о чем вижу, о том и пою». Никакой критики, оценочности суждений нет, есть только оно – моё МНЕНИЕ, великое и беспощадное.

Мнение, мнимое понимание, мнить себя умным… это самый низкий уровень, его даже мышлением можно назвать только с натяжкой, фактически это чистые импринты сознания. Это классический «обезьяний ум», который загорается от возбуждения, страсти или страха, увлекается и ведется больше эмоциями, чем логикой.
Проблематика выражается в том, что мнения собеседников не совпадают, возникает некий конфликт, который вначале решается тем, что собеседники пытаются друг друга переубедить … ты просто не понимаешь, на самом деле это так! Если не получается навязать свое мнение словами, в ход идет сила – переорать, опустить социальный статус оппонента, воззвать к авторитету источника своей версии. В самый крайних вариантах проблематизация вырастает в прямой конфликт и физическое противостояние. Истина доказывается кулаками.

Здесь есть важный момент, работает принцип «кто первый встал, того и тапки», сознание засоряется первой попавшей в него информацией, данная информация принимается и считается истинной. Критического мышления в основной массе народа нет, поэтому имеет место социальный эффект пропаганды, когда «первыми» завладели сознанием масс «свои» СМИ. Всё остальное, что вызывает противоречия, несогласие с первоисточником, игнорируется. Опять же, в буддизме это называется «полной чашей», нельзя влить в чашу, если она уже полна! Для познания тайн буддизма адепт должен забыть всё, что знал до этого, вылить все лишнее, и только в полую чашу можно влить что-то новое.

На этом первом уровне пребывают большинство людей, это порядка 80%. Дальше люди не хотят подниматься, хотя второй уровень мышления не такой уж тяжелый, это всего лишь критическое мышление в своем классическом научном понимании. Это уровень умозаключений (по Аристотелю), когда происходит фильтрация информации, отсев недостоверной на основании анализа. Не игнорирование второй, а значит неправильной информации, а удержание в сознании обоих вариантов, критический анализ и осознанный выбор правильного. Для людей с критическим мышлением действует правило — мойте факты перед едой.

Здесь уже надо напрягаться, думать, это уже мышление в своем классическом понимании. Одновременное удержание в сознании двух вариантов, двух позиций, приводит к возможности работы со временем. Этими двумя позициями становятся «настоящее» и «будущее», и проблематизация приобретает возможность своего разрешения именно в будущем!

Принципиальное отличие второго уровня мышления (критического) от первого, в нем появляется планирование. Работа со временем подразумевает возможность появления в жизни чего-то нового, пока неявного (отсутствующего), пока только представляемого в воображении. Второй уровень мышления характерен для ученых, и для предпринимателей. Это уровень так же можно назвать проектным или тактическим мышлением.

Но так же разительно, как отличается способность к проектному (научному) мышлению от бытового мышления обывателя, точно так же над проектным (тактическим) уровнем стоит стратегический уровень философского мышления.

Что из себя представляет третий уровень мышления – стратегий, философов? Хороший тактик, но плохой стратег… Наполеон все битвы выиграл, но войну в целом проиграл! Про Россию иногда говорят – выигрывает войны, но проигрывает мир. Вот она, с первого взгляда неуловимая разница между этими уровнями мышления. До этого уровня мышление было линейный, диалектичным, с этого места мышление становится нелинейным, триалектичным. Здесь выбор делается не между двумя мнениями, а между множеством сценариев. Эти грибы есть можно? Можно, только отравитесь. Здесь происходит не выбор истинны, а выбор сценария развития, истины может быть много, и они могут меняться по ходу развития.

Когда в России предлагают в качестве стратегии «стабильное и устойчивое развитие», это хороший пример непонимания – что из себя представляет стратегическое развитие? В терминах «стабильности» и «устойчивости» можно говорить только о проектном уровне. Это второй уровень мышления, к «развитию» третьего уровня, это не имеет никакого отношения, потому что «развитие» это скачкообразный переход на следующий уровень, это нелинейная логика, это переход из количества в качество, это единство и борьба противоположностей, это отрицание отрицания, это диалектика Гегеля. Людей, которые могут мыслить в этой логике, очень мало.

Когда происходит «качественный» переход от мечей к ружьям, от винтомоторных самолетов к реактивным, от ручной иглы к швейным машинкам, старый кузни приходится закрывать, старые заводы демонтировать. Это разрушение старого никак нельзя назвать ни стабильностью, ни устойчивостью. Гусеница становится бабочкой, гадкий утенок становится прекрасным лебедем, и эта трансформация никак не вытекает из прошлого «стабильного и устойчивого».

Здесь появляется новое понятие — Смыслы, это то, что скрывается за целями проектного (тактического) уровня мышления. Попробуйте поиграть со своими планами на будущее в этакий «нафигатор». Например, хочу купить машину. А на фига? Ну, буду на ней на работу ездить. А на фига? Ну, что бы все увидели, что у меня есть машина, и сказали, что я крутой, успешный… а зачем тебе эта оценка со стороны других? На каждом следующем этапе получить ответ все сложнее. Обычно осознаваемые смыслы заканчиваются на 2-3 ступени нафигатора. Это называется раскрутка смыслов вверх, и обратите внимание, это совсем другое мышление. Это только один из сценариев, и в голове надо удерживать цепочку «а на фига (зачем)», которая на каком то этапе (очень скоро) вас поставит в тупик, и у вас не будет ответа.

При этом, есть аналогичная раскрутка целей вниз. Скажем «я хочу жениться», что для этого надо? А надо, что бы у меня была машина, на которой я буду по городу туда-сюда ездить, и все девчонки видят, и скажут – ах какой завидный жених, и одна ко мне подойдет и скажет – Ваня, я ваша навеки! А что бы у меня была машина, мне надо найти высокооплачиваемую работу, а что-бы найти высокооплачиваемую работу, надо закончить престижный ВУЗ, а для этого надо хорошо учиться…

То есть, цели, или «проблемы» проектного уровня, должны согласовываться с глобальным целям вышестоящих уровней. Построить такую многоховочку, учитывающие изменения и трансформации, это уже не наука, это провидческий дар. С тем же Наполеоном Кутузов отдал Москву, это была стратегия. Утяжеленный награбленным в Москве добром, обоз французской армии не мог далее двигаться никуда, кроме как вернуться во Францию. А тут зима подоспела, и сохраненная Кутузовым регулярная армия стала наступать на пятки французским войскам, то и дело круша растянувшуюся вдоль старой смоленской дороги французскую армию то в хвост, то в гриву.

Логика второго уровня еще была как то обусловлена, все выводы можно было делать только «на основании» чего-то, и эти основания обуславливали выводы, то логика третьего уровня – это чистое творчество, креатив, никакая логика не поможет в решении вопросов, которые зависят от воли случая. Это кстати тоже очень важный момент. Если в проектном уровне появилось время, то в стратегии появляется вероятность, а для работы с вероятностью логика Аристотеля уже не подходит. Ну, это правда разрыв шаблона, когда происходит маловероятное событие, ум просто отказывается верить в происходящее, «этого не может быть»! Может, просто вы неправильно думали.

И, наконец, четвертый уровень мышления – это концептуальное мышление, здесь надо оговориться. Точно так-же, как проектное мышление часто выдают за стратегическое, очень часто и за концептуальное мышление выдают то, что им ни разу не является. В частности, школа концептуального мышления Никанорова – Теслинова, на мой взгляд, учит мышлению в понятиях, это второй уровень в предлагаемой мною иерархии, хорошая научная школа, но не более. Давайте постараемся понять что значит концептуальность.
Здесь надо представить общий тренд подъема уровней мышления.

На первом (бытовом) уровне мы поем — о чём видим на Земле, в рамках сущего.

На втором (проектном) мы начинаем петь о том, что не видим, но мы готовы эту сказку сделать былью. Мы как бы отрываемся от сущего и представляем некую абстракцию, не являющуюся частью сущего, а пока находящегося в небытии. Появляется время.

На третьем (стратегическом) уровне мы с головой залезаем в небытие, и пытаемся осознать – а какие там вообще есть сценарии, с чего это вдруг мы стали петь именно эти сказки, а не другие? Может быть на другом треке развития всё намного интереснее? Появляется вероятность.

И вот он, четвертый, (концептуальный) уровень мышления, который позволяет нам познакомиться с аттракторами небытия, которые определяют, что же из небытия выйдет, и станет сущим, а что так и останется в небытии. Концепции – это абстракции самого высокого уровня, это высшие Смыслы. Можно их назвать сущностями небытия, эгрегорами. Воля эгрегора превосходит волю любого человека, можно сказать, что на этом уровне уже не человек думает мысли, а мысли думаются человеком.

Вот, например, образ Христа, или образ Родины – Матери, понятия добра и зла, справедливости, это то, что выше нашего оценочного суждения. Мы их можем принимать или не принимать, но влиять на них практически невозможно. Работать с ними можно только вступая в определенное взаимодействие с этими сущностями. Это похоже на то, как поэты взывают к «Музе», или вот у Пушкина есть стихотворение Пророк, там как раз про взаимодействие с этими сущностями.

Духовной жаждою томим,
В пустыне мрачной я влачился, —
И шестикрылый серафим
На перепутье мне явился.
Перстами легкими как сон
Моих зениц коснулся он.
Отверзлись вещие зеницы,
Как у испуганной орлицы.
Моих ушей коснулся он, —
И их наполнил шум и звон:
И внял я неба содроганье,
И горний ангелов полет,
И гад морских подводный ход,
И дольней лозы прозябанье.
И он к устам моим приник,
И вырвал грешный мой язык,
И празднословный и лукавый,
И жало мудрыя змеи
В уста замершие мои
Вложил десницею кровавой.
И он мне грудь рассек мечом,
И сердце трепетное вынул,
И угль, пылающий огнем,
Во грудь отверстую водвинул.
Как труп в пустыне я лежал,
И бога глас ко мне воззвал:
«Восстань, пророк, и виждь, и внемли,
Исполнись волею моей,
И, обходя моря и земли,
Глаголом жги сердца людей».

Когда человек начинает «творить», креативить», самовыражаться через творчество, то он как бы открывает в своем сознании дверь в мир небытия, он ведь и сам не понимает – откуда в его голове берутся те или иные мысли, образы. Складывается такое впечатление, что некая сущность вселяется в сознание и проявляется через человека, надиктовывает тексты, рисует образы, а автор является всего лишь проводником для их фиксации в нашем мире плотной материи.

Религиозные учения, идея коммунизма, или теория фашизма – это все в своей основе Эгрегоры, им строят те или иные Храмы, совершают обряды поклонения, стараясь включить в свою Концепцию как можно больше участников. Кто-то добровольно стремиться стать адептом, кого-то насильно включают, кого-то приносят в жертву…

Комментариев нет »

No comments yet.

RSS feed for comments on this post. TrackBack URL

Leave a comment

Powered by WordPress